Часопiс неабыякавага беларуса (stanislav_05) wrote,
Часопiс неабыякавага беларуса
stanislav_05

Плоды победившей «арабской весны»

Оригинал взят у sandra_nika в Стадионные казни египетские. (с небольними поправками)
 
 1 февраля в Египте, в стране победившей «арабской весны»,  произошла кровавая бойня на стадионе, печальным  итогом которой стали   74 погибших и  около тысячи раненых. Спрашивается, каковы же причины этого? .

«Революция» как первопричина.


Первой и главной причиной  стадионной  казни египетской  стала сама «революция». Что такое победа «революции» с точки зрения майдауна? Это победа свободы, блин. А что такое свобода с точки зрения  существа живущего  инстинктами? А свобода с их точки зрения – это возможность грабить, бухать, убивать, насиловать. Вот  они и стали  после революции грабить, бухать и убивать. Чему же тут удивляться?

Кретинный класс, или психологические лузеры.

Второй важной причиной  бойни стала  сама психология майдаунов.  Что собой представляет майдаун («мирный демонстрант», «протестант», «болотник» белоленточник – называйте его  как угодно) с  майдана (Козьего болота, Тахрира,  Болотной площади и т.д.)?   Это представитель а кретинного  класса,  и не элита общества, а самая  что ни на есть дрянь, пассионарий тьмы, тупой  безмозглый зомби и закомлексованный  завистливый  лузер с тяжкими комплексами и  садистскими наклонностями.

«Но позвольте,   – скажут  тут мне, - это неверно!   Да, на майданах  попадаются маргиналы, лузеры, бомжи и психические неадекватные личности – куда же от них денешься? Но  большинство майдаунов – отнюдь не лузеры, а очень даже успешные, прямо таки  бесящиеся с жиру люди!»  А я на это отвечу: да, это так, но  фишка в том, что эти успешные люди все равно ПСИХОЛОГИЧЕСКИ являются лузерами. Знаете, есть такая пословица: «Беден не тот,  У КОГО МАЛО,  а тот, КОМУ МАЛО!»  Вот эти психологические лузеры всегда испытывают чувство, что  ИМ МАЛО,  постоянно завидуют тем,  у того с их точки   машина круче,  зарплата выше, шуба пиздатее, и т.д., и потому с  психологической точки зрения являются именно бедными лузерами.

Поэтому  революцию эти  жалкие существа рассматривают как свой шанс: «Вот теперь-то я, наконец-то, займу положение, которого я достоин! Я ограблю всех этих жуликов и воров, вышвырну их из их теплых кабинетов,  сяду на их место и разбогатею! Я, наконец-то, удовлетворю свои садистские  наклонности, которые мне в мирное время  удовлетворять проблематично, ибо  общество  в  нормальных обстоятельствах  даже на жестокое обращение с животными смотрит косо.  А в  революцию я  буду   запугивать, унижать, вешать, стрелять, резать всех этих жуликов, воров, ментов, попов,   хачей (нужное подчеркнуть) и меня  за это не только не осудят, но еще и героем объявят!»

 Теперь, дорогие мои граждане, вы понимаете, почему все  поллюционеры… «революционеры» постоянно угрожают  нам   судами,  пытками и казнями (это они зараннее  мечтают, как будут удовлетворять свои   извращенные инстинкты), и почему  после  переворотов начинается не всеобщая благость, а     кровь, грязь, смерти, пытки и насилие  - это господа «революционеры» начинают, наконец-то,  осуществлять свои радужные мечты.

Послереволюционный синдром власти.

Третьей важной причиной бойни  является так называемый послереволюционный синдром власти. Дело в том, что  иногда после переворота новая власть  поначалу  испытывает некоторую неловкость и пытается  понравиться   поллюционерам… и заслужить похвалу и одобрение  с их стороны.  А понравиться «революционерам»  практически невозможно,  ибо  их действия и  мысли непредсказуемы: это действия  нормального, умеющего логически мыслить человека можно  спрогнозировать, а действия  тупого, живущего инстинктами  революционного зомби  - нет, ибо он и сам толком не знает, чего хочет.

Впрочем,  вру:  поллюционер    вообще-то  знает, чего хочет – грабить, бухать,  убивать. Но тут есть такая  загогулинка:  каждый поллюционер в силу тупости своей   думает, что  это ОН будет грабить и убивать. На деле же всегда  получается так, что   большинство  поллюционеров попадают  в стан не тех, кто грабит и убивает, а тех, КОГО грабят и убивают. И вот, попав  в этот стан, они начинают вопить во всю ивановскую… то есть во весь  Тахрир:  «Помогите, спасите, убивают, где же полиция, служба  безопасности и военные?»

И  тогда новая,  очень революционная власть     несколько теряется: что   делать? Жесткой рукой подавить беспорядки?  Объявят  тиранами, преступниками и «убийцами мирных демонстрантов». Повременить? Запричитают и  обвинят в преступном  бездействии.

Кстати,  послереволюционный синдром испытывают и силовые структуры. Вот получили они приказ   от новой распрекрасной власти  -  мочить  «мирных демонстрантов»! Что   делать? Мочить? А вдруг опять   власть переменится, и на исполнителей  «преступных приказов»  снова навешают всех собак? А, ну вас всех к шайтану: тут, прежде чем приказы выполнять, подумать надо!

Кроме трех вышеописанных причин были  еще и   менее значимые, например:

- политическая напряженность. Любой   переворот нетрадиционной ориентации – это  ни что иное, как способ, с помощью которого агрессивное  меньшинство навязывает свою волю  большинству.   Но если меньшинство лузеров думает, что  большинство с этим так просто смирится, то оно очень ошибается…

-  специфический менталитет  мусульман вообще и футбольных болельщиков в частности, и пр.

Итак,  в Египте на стадионе случилось то, что и должно   случаться в стране «победившей революции»: за что боролись,  на то и напоролись.

Спрашивается:  а как  к этому надо относиться?  Отвечаю – с чувством глубокого удовлетворения. 
Ведь рЭволюция-то победила и сейчас все демократично: крысы начинают жрать друг друга, новая «революционная власть» начинает  травить  «крыс»  газом,  стрелять в них  боевыми  патронами и  давить танками.



Tags: Египет, демократия, отморозки, протесты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment